Боевой потенциал турецкого военно-морского флота

лютий 2009 року

Виктор Каспрук

Исторически Турция была одной из самых больших держав бассейна Чорного моря и Средиземноморья. Турецкие военно-морские силы, которые в свое время унаследовали корабли флота бывшей Османской империи, прошли через очень значительные структурные реформы и модернизацию. Сегодня турецкие военно-морские силы находятся на 8-ом месте в мире с точки зрения количества персонала, число которого возросло до 51 тысячи военнослужащих. Потенциально турецкие военно-морские силы могут брать участие в международных учениях и операциях на всех больших морях и океанах мира.

Став членом НАТО 18 февраля 1952 года Турция сразу же начала реализовывать комплексную программу модернизации своих вооруженных сил. А к концу 1980-их годов был начат второй процесс реорганизации военно-морских сил Турецкой республики.

После распада в 1991 году СССР цели, да и стратегия стран Черноморского региона обрели новое содержание. Если в ХХ веке основными игроками на геополитическом поле Черноморского региона были Советский Союз и Турецкая республика, то нынешнее время в начале ХХІ столетия, уже Российская Федерация и Турция видят себя в роли регионального лидера на Чорном море. В этой серьезной геополитической игре ключевая роль отводится военно-морским силам – для достижения господствующего положения в черноморской акватории и обеспечения геополитического влияния на весь регион.

Во второй половине 1990-ых годов в Военно-морских силах Турции началась третья модернизация вооружений и военной техники. Так в 1996 году был разработан и утвержден Перспективный план модернизации ВМС Турции до 2025 года. В соответствии с этим планом предполагалось пополнение флота современными многоцелевыми фрегатами, подводными лодками, ракетными катерами, тральщиками, самолетами и вертолетами морской авиации. При этом упор ставился на закупку современного вооружения и техники, внедрение новых технологий, значительное сокращение корабельного состава, который не соответствует современным требованиям.

Турецкие военно-морские силы являются самостоятельным видом вооруженных сил Турции. Организационно они включают четыре командования: Военно-морского флота, Северной военно-морской зоны, Южной военно-морской зоны и Учебное. А также в оперативном подчинении командующему военно-морскими силами Турции находится командование береговой охраны. Которое в мирное в мирное время находится в административном подчинении министерству внутренних дел.

Сам корабельный состав турецких ВМС включает 13 дизельных подводных лодок, 20 фрегатов УРО, 6 корветов, 22 ракетных и торпедных катеров, 29 минно-тральных корабля и катера, 106 патрульных кораблей и катеров, 50 десантных кораблей и катеров, более 80 вспомогательных судов и катеров. Также в составе морской авиации две эскадрильи, которые включают до 30 самолетов и вертолетов. В состав ВМС входит также отдельная бригада морской пехоты.

В перспективных планах военно-политического руководства Турции по модернизации вооруженных сил значительное внимание уделяется развитию и оснащению ВМС, введению в его состав новых боевых кораблей, подводных лодок и катеров различного назначения, а также увеличение численности морской патрульной и противолодочной авиации. В 2008 году Министр обороны Турции Веджди Гонул заявил о намерении закупить шесть новых дизель-электрических подводных лодок (ДЭПЛ) немецкого проекта 214. Стоимость подобной сделки составит около 4 миллиардов долларов.

Контракт будет подписан с германо-британским консорциумом HDW/MFI, который объявлен победителем тендера ВМС Турции. А предложения других компаний-претендентов – французской DCNS и испанской Navantia – были отклонены. Самое активное участие в выполнении контракта на строительство подлодок примут турецкие предприятия, доля которых в общем объеме работ составит около 80 процентов.

Закупка немецких субмарин осуществляется Турцией в рамках программы модернизации подводного флота. Как ожидается, первая ДЭПЛ проекта 214 поступит на вооружение в 2015 году. Разработанная компанией HDW подлодка имеет длину 65,3 метра, ширину 6,3 метра и подводное водоизмещение 1800 тонн. Она оснащается комбинированной дизель-электрической воздухонезависимой силовой установкой, позволяющей развивать скорость до 20 узлов (37,4 километра в час). В подводном положении субмарина может находиться до 2 недель. Предельная глубина погружения равна 400 метрам.

Вооружение ДЭПЛ проекта 214 включает противокорабельные ракеты и торпеды, запуск которых осуществляется из восьми торпедных аппаратов калибра 533 миллиметра. Подлодка оснащается современными датчиками, гидролокаторами бокового обзора и интегрированной системой управления вооружением. Численность экипажа составляет 27 человек.

Планируется, что большая часть кораблей и подводных лодок, которые должны быть введены в состав ВМС, будут построены на турецких верфях и судостроительных заводах по лицензии или на основе собственных разработок. В тоже время нужно учесть, что серьезные финансовые проблемы, а также желание командования в качестве первоочередной задачи завершить восстановление и переоборудование основного пункта базировании турецкого флота – ВМБ Гельджюк (практически разрушенной в ходе землетрясения 1999 года), могут осложнить реализацию столь масштабной программы обновления и усиления корабельного состава ВМС Турции.

Кроме того, важно подчеркнуть, что компания Turkish Aerospace Industries (TAI) начала переоборудование десяти самолетов ATR72-500 в противолодочные варианты для последующей их поставки в ВМС Турции. Работы ведутся в рамках программы Metelem III, которая направлена на повышение возможностей ВМС Турции по защите территориальных вод страны от подводных лодок потенциального противника.

Основным подрядчиком в рамках переоборудования самолетов ATR72-500 выступает компания Alenia Aeronautica, которая отвечает за поставку оборудования, способного обнаруживать и распознавать подводные лодки различных типов. Турецкая компания TAI в свою очередь отвечают за установку итальянского оборудования на самолеты и интеграцию его с авиационной аппаратурой. Соответствующий контракт был подписан в 2006 году. В рамках программы Metelem III компания TAI совместно с фирмой Thales Airborne Systems уже провела переоборудование 9 самолетов CN-235, которые были приняты на вооружение ВМС и береговой охраны Турции.

Таким образом, можно утверждать, что военно-морской флот Турции обладают высоким уровнем боеспособности, значительной численностью, дисциплинированным и профессиональным офицерским корпусом, удовлетворительным техническим оснащением. В настоящее время турецкие ВМС способны решать задачи как обеспечения обороны от широкомасштабного внешнего нападения и одновременной локальной противоповстанческой борьбы внутри страны. А также обладают потенциалом для проведения объединенных наступательных операций в региональном измерении с участием всех видов вооруженных сил. Военно-морские силы Турции сегодня способны вести долговременные широкомасштабные боевые действия как самостоятельно (особенно на оперативном и оперативно-тактическом уровнях), так и в составе ОВС НАТО.

Несомненно, что вывод Черноморского флота России к 2017 году – является очень важным этапом на пути утверждения Украиной своей независимости и полного контроля над своими территориями. Но к этому времени Украина может также оказаться один на один с мощным турецким военно-морским флотом. Если бы к 2017 году Украина успела бы стать членом НАТО, это могло бы существенно снизить для нее потенциальную угрозу со стороны своего турецкого соседа.

Нынешняя ситуация в Турции развивается таким образом, что происламское турецкое руководство фактически готово отказаться от своих союзнических отношений с Израилем и открыто стать на сторону ХАМАСа. Подобные тенденции в перспективе могут не только ухудшить отношения Турции с Израилем, но и турецким патроном Соединенными Штатами, которые, какую бы в дальнейшем позицию не принимала Турция, проявляя исламскую солидарность с экстремисткой частью палестинского истеблишмента, ни за каких обстоятельств, не откажутся от всесторонней военной и финансовой поддержки Израильского государства.

Если же противоречия США и Турции (за нынешнего ее происламистского руководства) зайдут чрезвычайно далеко, то нельзя исключать такого варианта, что Турция после больше чем пятидесяти лет членства в оборонном альянсе, может быть исключена из НАТО. Таким образом, учитывая процессы исламизации Турецкой республики и радикализации ее руководства, важно понимать то, что от поддержки ХАМАСа Турция, в рамках исламской солидарности, вполне может перейти к поддержке той части крымско-татарского радикального национально движения, которое будет выдвигать идею отделения Крыма от Украины. В этом случае слабые и плохо вооруженные украинские военно-морские силы на Черном море не дают Украине никаких шансов избежать насильственного расчленения ее территории.

Как считает Ариэль Коэн, доктор философии, ведущий исследователь по проблемам России и Евразии в Международном центре энергетической безопасности при The Heritage Foundation: «Черноморский регион в широком понимании представляет собой мозаичную картину накладывающихся друг на друга политических интересов и сфер влияния. Турция колеблется между Востоком и Западом, разрываемая на части между необходимостью соблюдать национальные интересы и чувством национальной гордости».

Advertisements
Опубліковано у Uncategorized | Теґи: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , . | Додати в закладки: постійне посилання на публікацію.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s