Революционное пламя переметнулось на Египет. Кто следующий?

«Зеркало недели. Украина» №3, 29 января 2011

Виктор Каспрук

Волна демонстраций, которая потрясла Египет, свидетельствует о том, что в ближайшее время нельзя исключать окончания эры правления египетского президента Хосни Мубарака. Он удерживал власть над страной почти 30 лет.

Сотни антиправительственных демонстраций в Каире и других городах Египта, заканчивавшиеся даже стычками с полицией, стали наибольшим проявлением протеста этого древнего и гордого народа на протяжении последних десятилетий.

Собственно, после свержения авторитарного режима президента Зин аль-Абидин бен Али в Тунисе звучало немало прогнозов по поводу того, что эти драматичные события вполне способны спровоцировать восстания в других арабских странах, в которых укоренилось специфическое отношение к демократии и правам человека. Теперь можно сказать — прогнозы сбываются. Ведь революционное пламя, прокатившись по арабскому миру, достигло Египта.

Как и в Тунисе, демонстрации в Египте прошли на фоне усиления народного недовольства бедностью и высоким уровнем безработицы, который реально превышает 26%. Работа есть только для приближенных к режиму. Почти половина
80-миллионного населения Египта сегодня живет за чертой бедности (которую определяют установленные Организацией Объединенных Наций два доллара в день) или приближается к этой черте.

Низкое качество образования, здравоохранения и высокий уровень безработицы не оставляют никаких шансов многим египтянам, лишенным самого необходимого. Тем не менее экономическое недовольство — только часть широкого политического недовольства. В египетском обществе давно назревает глубинный гнев, порожденный несправедливостью, неравенством и коррумпированностью режима Мубарака.

Египтяне недовольны тем, что президент Хосни Мубарак, которому 4 мая исполнится 83 года, изо всех сил держится за власть. Герой арабо-израильских войн и бывший маршал авиации, которого в свое время очень уважали и любили в Египте, за несколько десятилетий превратился в диктатора, ни за что не желающего отказаться от властных полномочий. Большинство египтян не устраивает также намерение Хосни Мубарака передать династическим путем власть своему сыну Гамалю в конце 2011 года, что может еще на несколько десятилетий продлить «застой» в стране. Поэтому египетский народ требует коренных изменений, а не властной рокировки внутри одной властной семьи.

Пока действия египетских властей и народа похожи на бойцовский поединок, где каждый из противников осторожно кружит, следя и пытаясь угадать следующий шаг другого. И здесь многое зависит от того, кто первым допустит ошибку. Но режим Мубарака должен был насторожить тот факт, что демонстранты, которые раньше после нападений полиции панически разбегались, теперь, после применения полицейскими водометов, дубинок и слезоточивого газа в Каире, начали действовать совсем иначе. Люди стояли на своих местах и отбивались. Они бросали камни, а некоторые даже забирались на бронированные грузовики полиции.

Вполне очевидно, что египтяне всерьез настроены положить конец нищете и политическому бесправию, а режим Мубарака находится в панике. Один египетский эксперт отметил: «Ощущение такое, будто сегодня затишье перед бурей. Такого не было с 1977 года, когда восстание из-за цены на хлеб едва не смело правительство президента Анвара Садата. Но у демонстрантов нет единого координирующего центра, и потому еще слишком рано говорить, чем это все может закончиться».

Это правда: никто не знает, чем все закончится. Но одно известно точно: Египет никогда не будет прежним, джинн выпущен из бутылки. Египтяне почувствовали вкус свободы и то, что их коллективная сила — на улицах. Если им удастся овладеть навыками организованности и управления, которые будут адекватны задаче, то у них появиться шанс двигаться к власти. Но в случае отсутствия у протестантов скоординированного руководства, четкого плана действий и видения перспективы ситуация может развиваться по-разному.

Сегодня у режима Хосни Мубарака очень зыбкая основа. Нерешительность полиции в начале протестов свидетельствует, что власть не уверена в эффективном использовании аппарата репрессий для подавления народного восстания. Можно предположить, что среди тех, кто сейчас принимает окончательные решения в Египте, мнения по поводу дальнейших шагов разделились. Одни настаивают на жесткой расправе с протестантами. Другие склоняются к компромиссу с народом, что даст возможность выиграть время.

Способен ли режим утопить восстание в крови? Такой вариант событий возможен, и его не следует исключать. Однако за такую «победу» пришлось бы заплатить очень высокую цену. Силовые действия не смогут погасить ненависть населения к режиму Мубарака.

Если же победят аргументы сторонников компромиссного решения, то очевидно, что Хосни Мубарак уже слишком стар, чтобы удержать всю полноту власти в своих руках. Если ему все же удастся протянуть своего сына Гамаля на президентскую должность, то власть эта не будет легитимной в глазах египетского народа. Кроме того, в такой ситуации экономические показатели Египта будут снижаться, что еще больше обострит проблему безработицы и нищеты.

Все свидетельствует о том, что египтяне перестали бояться власти. А если народ скажет «нет», никакие репрессивные полицейские методы не смогут помешать смене режима в Египте.

Однако резкая смена власти способна принести нестабильность, а то и хаос на берега Нила. Как учит опыт устранения от власти силовым путем иракского диктатора Саддама Хусейна, остаются исполнители навязывания народу преступной воли. Таким образом, смена власти, продолжавшейся в Египте почти 30 лет, многим может принести разочарование. Ведь представители силовых структур, полиции и руководящей Национально-демократической партии так просто не смирятся с потерей ими господствующего политического и экономического положения.

Не зря в соседних с Египтом странах очень беспокоятся, что уход президента Хосни Мубарака может спровоцировать перемещение миллионов беженцев из этой страны. К тому же политическая нестабильность и вероятное силовое противостояние между сторонниками и противниками нынешнего правящего режима могут очень сильно ударить по туризму. Который, наряду с доходами от эксплуатации Суэцкого канала, является одним из основных источников наполнения египетского бюджета.

Резкий переход от диктатуры к демократии также способен спровоцировать в Египте ситуацию, которая приведет к власти экстремистскую религиозную организацию «Братья мусульмане». В случае реализации такого сценария Египет из фактора стабилизации в Ближневосточном регионе и из влиятельного участника ближневосточного мирного процесса автоматически может превратиться в источник постоянной дестабилизации и неконтролируемого распространения исламского фундаментализма.

Таким образом, в интересах умеренных мусульманских режимов и стран западной демократии — не допустить дестабилизации в самой населенной арабской стране. А это возможно только при условии, что оппозиция и представители режима Мубарака будут готовы сесть за стол переговоров. Соединенные Штаты и их западные союзники должны были бы действовать на опережение и сделать невозможной реализацию полномасштабного гражданского восстания в Египте, после которого у исламистов появится возможность взять страну под свой контроль.

Эти договоренности могли бы заключаться в следующем. Президент Хосни Мубарак гарантирует, что ни он, ни кто-либо из его семьи или ближайшего окружения не будут претендовать в ходе следующих выборов на президентский пост. Срок до окончания его президентских полномочий будет считаться переходным периодом, и обе стороны противостояния будут воздерживаться от силовых
действий.

На этот период создается временное правительство, в которое должны войти и представители оппозиции. В таком случае следующие президентские выборы состоятся под контролем и жестким мониторингом мировой демократической общественности, и к участию в них не будут допущены выдвиженцы экстремистской религиозной организации «Братья мусульмане». Представляется, такие переговори должны пройти как можно скорее. А президент Египта Хосни Мубарак, имеющий большой политический опыт, в конце концов должен понять, что лучше уйти самому, чем быть свергнутым с престола, на котором он оказался в 1981-м только благодаря совпадению драматичных исторических обстоятельств.

Advertisements
Опубліковано у Uncategorized | Теґи: , , , , , , , , . | Додати в закладки: постійне посилання на публікацію.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s