Нужен ли Китаю свой Горбачев?

19 серпня, 2013 ▪ сайт “Український тиждень”

Віктор Каспрук

Си Цзиньпин не может не понимать, что власть Коммунистической партии в Китае ослабевает

Запад ожидает от Генерального секретаря ЦК Коммунистической партии Китая Си Цзиньпина реформ сверху. Но, если в Европе и США Михаил Горбачев считается героем, чьи реформы помогли покончить с империей зла, то в Китае он ассоциируется с катастрофой для Советского Союза, с которой следует вынести поучительные уроки.

Конечно, прошло еще слишком мало времени, чтобы можно было категорически заявить о том, созрел Си Цзиньпин к проведению реформирования Китая. Однако китайское высшее руководство осознает, что любые поспешные политические и правовые реформы способны значительно ослабить силовые рычаги центрального руководства в Пекине.

А верховенство закона, хорошее управление и демократия не только войдут в явное противоречие с руководящей ролью Коммунистической партии Китая, но и могут перечеркнуть «политическую стабильность», как ее сегодня понимают в Китае.

С одной стороны, коммунистические лидеры воспринимают любые изменения, как вызов и угрозу действующей в стране системе, но с другой, хорошо понимают, что без реформирования Китай способен утратить динамику своего экономического развития.

Экономическое реформирование страны без проведения при этом политических изменений, привело к тому, что Китай совершенно не приблизился к стандартам, которые исповедуют в западных государствах с развитой рыночной экономикой: либерально -демократической политике и полноценному верховенству закона.

И среди наиболее важных проблем Китая – правовые реформы, которые имеют очень большие пробелы. Разрыв между законами, которые прописаны в книгах и законами, которые используют на практике; региональный разрыв между развитыми экономически прибрежными городами и глубинкой.

За китайской современной действительности очень трудно стыковать разрывы, которые создают проблемы для поддержки правовой и институциональной согласованности и интеграции страны, как единого целого экономического мегакомплекса.

Но, пожалуй, наиболее фундаментальным пробелом является разрыв между формальными законами, которые основанные на иностранных моделях и китайской реальностью. Есть разрыв между инструментами выполнения законов и понятием верховенства права.

В этом контексте, учитывая серьезные пробелы, которые не смогли закрыть экономические реформы, можно сказать, что Китай недалек от того, чтобы попасть в «ловушку» переходного периода.

Парадокс этой «ловушки» в том, что проведение экономических реформ, без политического и правового реформирования Китая, может выглядеть успешным лишь до определенного времени.

Потрясающе успешная стратегия экономического реформирования, при одновременном параличе всех других необходимых реформ, рано или поздно должна начать пробуксовывать. Ведь слабое правовое поле и очень «специфическая» деятельность правовых учреждений составляют основную часть существующей проблемы, независимо от того является ли это причиной или симптомом.

В результате чего под угрозу попадает не только длительное экономическое чудо в Китае, но и, в свою очередь, вся политическая жизнедеятельность Коммунистической партии Китая.

Ведь впечатляющие экономические реформы без политических и правовых реформ провоцируют кризис противоречий между развивающейся экономикой и архаичным государственным устройством, которое имеет тенденцию к тому, чтобы стать неустойчивым.

Си Цзиньпин получил контроль над КНР в то время, когда на кону стоят процветание и стабильность и перспективы демократии и верховенства закона.

Конечно, можно говорить о политическом стабилизаторе, заложенном Дэн Сяопином, который заключается в том, что одним из преимуществ правопреемства власти в Китае (при отсутствии многопартийности), является то, что в Коммунистической партии Китая бесконфликтно проходит передача властных полномочий от предшественников к преемникам.

И это правило является главным в общей концепции управления и руководства Китаем. Оно позволяет избегать насильственных взлетов и падений и делает невозможным возникновение дестабилизирующих процессов в самой КПК.

В свое время Мао Цзэдун в упорной борьбе с прорыночно настроенными силами на 20 лет задержал экономическую перестройку в Китае. При этом он предупреждал, что Советский Союз пошел по неправильному пути, и это должно привести к его гибели.

Однако Дэн Сяопину удалось то, о чем Михаил Горбачев не мог даже и мечтать. Изменив часть ранее действующей системы (ее экономическую составляющую), он оставил без изменений его политическую часть.

Хотя первопричина китайских экономических успехов, прежде всего, заключалась в том, что используя ранее сложившуюся конфронтацию КНР с Советским Союзом, США после смерти Мао стали проявлять расположение к Китаю. Так, Китаю был дарован «режим наибольшего благоприятствования в торговле» и США начали инвестировать в китайскую экономику.

Безусловно, экономическая «перестройка», которую удалось провести Дэн Сяопину, принесла большие успехи. Однако не стоит забывать и о ее негативные производные. Такие, как значительная безработица, массовые крестьянские восстания, социальные протестные акции, которые жестоко подавляются полицией и войсками и репрессии против лидеров рабочих.

Кроме того, в формально коммунистическом Китае произошло очень сильное социальное расслоение. Так сейчас 5 процентов населения КНР ведет роскошный образ жизни и владеет 80 процентами богатств страны. И в то же время сотни миллионов бедняков никак не могут свести концы с концами.

Это невозможно скрыть, и китайское руководство вынуждено это признавать. Будучи не в силах скрывать, что «новые китайцы» быстро стали тем слоем общества, который обеспечивает сытую жизнь партийной номенклатурной верхушке, всеми возможными способами подкупая ее.

Пытаясь показать народу свою принципиальность, китайское руководство иногда вынуждено прибегать к публичным мероприятиям, изо всех сил имитируя «борьбу с коррупцией». Однако проведение этих мер может ударить не только по «новым китайцам» , но и по партийной элите, в связи с чем появилась реальная угроза серьезных потрясений внутри Компартии Китая.

Анализируя текущую ситуацию в Китае вполне можно говорить о вероятности трех основных вариантов дальнейшего развития событий. Во-первых – это продолжение псевдокапиталистичного развития, которое КПК закамуфлировала под невиданную доселе модерную форму социализма.

Во-вторых, переход к открытому провозглашению капитализма и начало политического переустройства. В-третьих – это возможность социальной революции, активом для которой являются миллионы обездоленных китайских граждан, которым экономическая «перестройка» не принесла ничего хорошего.

Предпосылкой для социальной революции вполне может стать прогрессирующая безработица и то, что китайские власти заставляет бедняков платить непомерные налоги, которые съедают львиную долю их и без того скудных доходов.

Китайские власти не любит обнародовать факты протестов населения против непомерного налогового бремени и столкновения его с налоговой полицией, когда народ использует в своей борьбе дубинки, топоры и вилы. Но партийные бонзы в Пекине после всего этого должны бы были очень серьезно задуматься над тем – что же делать дальше?

Ведь на время алхимия строительства капитализма при руководящей и направляющей роли Коммунистической партии Китая оправдала себя как инструмент экономической модернизации. Теперь же наступает решающий момент, когда пекинскому руководству необходимо определятся с тем, что же делать после почти 30 лет экономических реформ.

При этом они явно не готовы к «перестройки» политической, но если не решатся на нее, то все сооружение нового Китая, заложенное еще Дэн Сяопином, может долго не продержаться.

Очевидно, что китайский лидер ищет путь, продвигаясь по которому Китаю удалось бы избежать вероятного кризиса. Он знает, что его страна нуждается в реформировании, но одновременно он этого и опасается.

Си Цзиньпин не может не понимать, что власть Коммунистической партии в Китае ослабевает. Судя по всему, недавно, китайский режим рассчитывал исключительно на то, что экстенсивное наращивание производства в конечном итоге решит все проблемы.

Никаких серьезных политических и социальных реформ не предполагалось, а то, что предлагалось, носило чисто декоративный характер.

Однако вероятное замедление, а возможно, и спад экономики Китая, уже в ближайшей перспективе несет угрозу нарастания массового недовольства. А для удержания населения под контролем необходим постоянный экономический рост, однако, обеспечивать его становится все труднее.

При таких условиях не могли не обостриться и не выйти на поверхность противоречия в правящей верхушке, которые, похоже, носят не только регионально-клановый, но и идеологический характер.

Похоже, что сейчас Китай явно находится на пороге своей «перестройки». Однако наличие в стране жесткого авторитарно- бюрократического режима, и еще в форме коммунистической диктатуры, толкает к сходным с советской «перестройкой» сценариев, включая их самые разрушительные стороны.

Впрочем, руководству КНР нужно думать не только о политической «перестройке», но и о реформировании экономической модели. В этом смысле Си Цзиньпин, скорее всего, сначала будет вынужден рассматривать глубинные структурные проблемы своей страны, которые будет необходимо решить в первую очередь. Ведь Китай сегодня страдает от огромных избыточных мощностей производства стали и цемента.

Китай будет вынужден реструктуризировать эти отрасли, а это способно увеличить безработицу и вызвать общественные беспорядки.

Изначально в КНР отказалась механически копировать стратегию реформ в СССР времен Горбачева. Китайское руководство строго соблюдало установки Дэн Сяопина, Китай выступает за демократию, но в разумных дозах, потому что если она будет слишком большой и будет вводиться слишком скоро, то это может негативно повлиять на социальную стабильность и экономическое развитие.

Поэтому вряд ли Си Цзиньпин готов примерить на себя роль Горбачева. Скорее всего, он будет пытаться лишь модернизировать действующую систему, которая была создана Дэн Сяопином, делая наибольший акцент на решении экономических стратегических проблем.

Наиболее вероятным является то, что китайский лидер вынужден будет согласиться на большую политическую открытость и демократизацию определенных (но не критичных для власти) сегментов политической жизни.

Прикрываясь такой «перестройкой» он легко сможет ставить на место своих оппонентов внутри КПК и проводить такую реорганизацию государства и коммунистической партии, которая даст ему дополнительные рычаги влияния на ситуацию в Китае.

Таким образом, Китай сегодня находится на пороге вынужденных изменений. Пока Си Цзиньпин только тестирует ситуацию и рассматривает возможные модели «перестройки», которые бы принесли ему и его соратникам крупные политические и экономические дивиденды. И сейчас трудно спрогнозировать, когда китайский лидер будет готов принять окончательное решение. Но то, что оно будет в ближайшее время не вызывает сомнения.

Advertisements
Опубліковано у Uncategorized | Теґи: , , , , , , , . | Додати в закладки: постійне посилання на публікацію.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s