Путин развалил славянский союз между Украиной и Россией

1   MALIUKEVICIUS

Виктор Каспрук

Третя Українська Республіка

Интервью с известным литовским политологом Нериюсом Малюкявичюсом

– Россия начала пересмотр границ Европы. Можно ли исключить то, что российские войска не войдут в страны Балтии?

– Это вопрос, который теперь озадачил всех, а особенно бывшие республики Советского Союза. Потому, что это несколько пересмотров: пересмотр международного устройства, которое существовало после Второй мировой войны и пересмотр границ, которые существовали после развала Советского Союза.

Теперь территориальные моменты, актуальные во время распада СССР, везде активизировались.

В некоторых случаях они активизировалась, большой частью, в публичном контексте виртуально или медийно. А где-то очень реально и очень жестко.

Насчет стран Балтии и Литвы я бы сказал так – эта ситуация была активизирована конкретными действиями Кремля в Украине и в Крыму.

У нас эта ситуация активизировалась больше виртуально и медийно. Потому, что фактор членства в НАТО – это очень серьезный фактор. И он является барьером даже для тех, кто готов в Кремле пересматривать суверенитеты или границы других государств.

– Не так давно вы сказали, что касается логики западных стран, то ее не всегда можно применять к России. Не эта ли логика диктует Европе тактику фактического невмешательства во время нападения России на Украину?

– Логика такова, что тут не сходятся парадигмы – западные и проводимые теперь Кремлем и Путиным. И этот перелом геополитических парадигм и их пересмотр не может пройти так быстро, как бы хотелось многим в Украине.

Просто нужно понять, что Россия из тяжелого и неуклюжего партнера Запада, стала государством, которое выбрало очень конкретный путь противостояния. И Запад (до этого момента) не был готов к такому повороту событий.

И чтобы быть готовым адекватно отреагировать на действия агрессивного оппонента нужно заключить договоры между союзниками, а новые союзники должны быть включены в систему такой парадигмы.

Это также можно объяснить старой инерцией Запада относительно действий России. Конечно, происходят колоссальные изменения в понимании того, чем и кем становится Кремль, проводя свою агрессивную политику на постсоветском пространстве. Но для полного понимания, наверно, еще должно пройти некоторое время.

Я понимаю, что такой ответ совсем не удовлетворит Украину. Но, к сожалению, сегодня такова реальность.

И как бы трагично это не звучало, но для Запада Грузии не хватило, чтобы понять, что тогда происходило во время российско-грузинской войны.

В то же время, ситуация в Украине становится своеобразным финальным маркером для обозначения нового геополитического устройства. Устройства, которое просто уже не берет в свой контекст Россию, как партнера. И это большой сдвиг.

Потому, что до этого времени существовала иллюзия, что Россия может быть партнером. Неудобным, но партнером. И эта иллюзия, с помощью Путина и агрессии в Крыму была развеяна.

Если говорить коротко, то Запад не совсем был готов к такой России, которая повернет на путь очень жесткого противостояния со своими бывшими партнерами, выбирая такую агрессивную геополитическую перспективу.

– Мне кажется, что Запад начнет реально помогать Украине только тогда, когда бои с российскими оккупантами будут проходить уже в Одесской или в Херсонской областях. То есть, та инерция, о которой вы сказали и опоздание, а может быть даже нежелание втягиваться в этот конфликт, способны привести к тому, что ситуация в Европе может стать очень похожей на положение Польши в 1939 году?

– Я думаю, что эти аналогии, как бы они не нравились России и Кремлю, очень кстати. Потому что они не только подходят к описанию ситуации в Австрии перед Второй мировой войной или в Судетах.

Эти аналогии подходят к реакции Запада на действия тогдашней нацисткой Германии. Можно видеть тот же подход – что, мол, может быть не надо дразнить агрессора, а нужно как-то с ним договариваться. Тогда может быть из этого что-то и получится.

Я бы сказал, есть еще одна интересная аналогия с этим периодом. Это аналогия с Веймарской Германией. Ведь большая легенда Путина, которую он теперь рассказывает российскому обществу, – это несправедливость развала Советского Союза.

Сначала он говорил о геополитической катастрофе, теперь он это повторяет на своих редких пресс-конференциях или выступлениях перед российскими парламентариями. Эта история аналогична истории, которую рассказывали перед Второй мировой войной.

Что это было ударом в спину ножом Германии, когда развалилась Веймарская Германия после Первой мировой войны. Что Запад очень был несправедлив. И что нужно восстанавливать своими силами, то, что незаконно отнял Запад.

Эта легенда точь-в-точь совместима с легендой о развале Советского Союза, и очень похоже желание восстановления бывших имперских территорий.

И, к большому сожалению, для Украины, Крым стал этим осколком части бывшей империи, по образцу которого Путин хочет провести реконструкцию России, как советской империи.

И эти аналогии очень совместимы. Они болезненно воспринимаются в Кремле, который рассказывает на Западе легенды об украинских «неофашистах» и «бандеровцах».

Недавно профессора Зубова «вышвырнули» из МГИМО, за то, что он в начале марта написал статью, опубликованную в «Ведомостях», в которой проводилась аналогия с Германией. И в этом много больной правды для российского общества.

– Готова ли сегодня Литва к возможному вторжению российских войск?

– Мне больно это говорить, но я думаю, что мы к такому повороту событий не готовились. Что есть? Есть формальные гарантии, есть формальная статья 5 натовского договора. Но реально Литва с 2004 года, когда она вступила в НАТО, свои все оборонительные способности «бросала» на международные миссии. На мисси в Афганистане.

Теперь в литовском обществе настает момент истины. Момент понимания того, что то, что происходит в Украине, нужно брать во внимание.

Украина трагически не была готова к такой военной перспективе. И я бы сказал, что и Литва тоже к военной перспективе не готова.

И тут еще есть много таких настораживающих моментов. Потому, что если посмотреть на ситуацию в Крыму и ситуацию в Литве, то есть военный договор насчёт Черноморского флота в Севастополе. А так, как Путин интерпретировал этот договор, как он его просто демонстративно игнорировал и использовал военный контингент для решения своих агрессивных военных задач, то это аналогия с ситуацией в Калининграде.

Калининград очень милитаризирован. Литва имеет договор с Россией относительно военного транзита. И тут риск в том, если смотреть уже не так глобально, а локально, что Кремль сломал не только международные договора и международное устройство, которое существовало в предыдущие десятилетия, он ломает еще и конкретные свои договорные обязательства.

Это тоже должно нас насторожить. И ситуации в Калининграде, по примеру флота в Севастополе, очень тревожная. Наверно тут понадобится переосмысление нашей ситуации и на Западе, и в самой Литве.

– Как вам видится завершение конфликта между Россией и Украиной?

– Я бы обобщил так: то, что сделал Путин с Украиной – это не краткосрочные какие-то перспективы. Это сломанный славянский союз с помощью вот такой агрессивной политики Путина.

Наверное, у многих в Кремле (я говорю в Кремле, а не в российском обществе), Горбачев ассоциируется с тем, что развалил Советский Союз.

Я бы в долгосрочной перспективе сказал так, что Путин уже в российском и в украинском обществе, наверно, войдет в историю, как тот, кто развалил своей агрессией славянский союз между Украиной и Россией.

И тут перспектива вообще не ясна. Потому что, то, что сделал Путин насчет Украины и Крыма, это геополитически, я бы сказал очень рационально, в цинической интерпретации.

Оппонент становится совсем слабым, и ты тогда просто идешь и забираешь у него то, что ему принадлежит. Это оставляет большую травму в сознании Украины. И то, что у нее забрали, она, конечно, захочет забрать обратно.

Путин заложил мину замедленного действия между двумя обществами, и не совсем ясно, не перерастет ли это в большой конфликт. Потому, что теперь, это хотя и трагический конфликт, он военный, но с минимальным кровопролитием.

Но, не дай Бог чтобы, то, что Путин заложил своей политикой аннексии Крыма, не привело в будущем к еще большей трагедии.

Биография:

Доктор Нериюс Малюкявичюс преподаватель и научный сотрудник Института международных отношений и политологии Вильнюсского университета.

Он автор книг:

1. Nerijus Maliukevičius, Rusijos informacijos geopolitikos potencialas ir sklaida Lietuvoje (monografija). vilnius: Vilniaus universiteto leidykla, 2008;

2. Ainė Ramonaitė, Nerijus Maliukevičius, Mindaugas Degutis, Tarp Rytų ir Vakarų: Lietuvos visuomenės geokultūrinės nuostatos. Vilnius: Versus aureus, 2007;

3. Nerijus Maliukevičius, Informacinio karo koncepcija: JAV ir Rusijos požiūriai. Vilnius: Eugrimas, 2002.

kaspruk@hotmail.com

Advertisements
Опубліковано у Uncategorized | Теґи: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , . | Додати в закладки: постійне посилання на публікацію.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s