Болевая точка Ближнего Востока

«Зеркало недели. Украина» №30, 29 августа 2014

Виктор Каспрук

У Ливии есть все шансы стать новой болевой точкой на Ближнем Востоке. Представитель этой страны в ООН Ибрагим Даббаши заявил, что ситуация в стране — на грани “полномасштабной гражданской войны”. Депутаты ливийского парламента обратились в Совет Безопасности ООН с просьбой помочь разрешить конфликт между вооруженными группировками.

Но следует ли западным странам делать это? Известный ливийский политик и эксперт Шаабан бен Насер считает: если во внутренний конфликт “решит вмешаться Запад, он превратит Ливию в территорию терроризма, во второй Афганистан”. Конечно, об этом можно дискутировать, ибо в таком случае возможно и другое предположение: Ливия может стать новым Ираком. Страной, где ежедневно происходят теракты и гибнут сотни людей. 

В то же время Ливийская Арабская Джамахирия времен бывшего диктатора Муаммара Каддафи никак не могла автоматически превратиться в демократическую страну —слишком тяжелым оказалось бремя 42 лет диктаторского режима. 

Нынешний раскол в ливийском обществе носит политический характер, которого, как казалось после свержения режима Каддафи, можно было избежать. Но Ливии до сих пор не удалось продвинуться по пути к безопасной, постконфликтной и стабильной стране. И тормозом здесь является не только ее родоплеменная раздробленность. Хотя это действительно весьма существенный фактор. Происходящие события в стране нельзя рассматривать в отрыве от ее трагического каддафовского прошлого. 

В идеологии Каддафи перемешалось все возможное: то он выдавал себя за антиколониального агитатора, то за социального пророка, гуру арабизма, африканского объединителя и даже “тренера” террористов. Правда, Муаммару Каддафи иногда все же удавалось адаптировать свой политический стиль к мировой идеологической моде, завоевывая при этом благосклонность лидеров маргинальных стран третьего мира и обретая поддержку Москвы.

На ливийском политическом поле, тщательно зачищенном диктаторским режимом, до сих пор не могут сформироваться политические силы, которые были бы способны, запустив полноценный политический процесс, создать такие условия, при которых политические партии конкурировали бы друг с другом, но ни одна из них не посягала бы на узурпацию власти. 

Постоянные попытки исламистов узурпировать власть на ливийских территориях заставили Египет тайно нанести авиаудары по группировкам исламистов, стремящихся установить контроль над Триполи. Собственно, все эти исламистские формирования борются не только за политический контроль над страной, но и за контроль над ливийской энергосистемой. И нарастание нестабильности в Ливии, неспособность центральной власти контролировать ситуацию в стране не могут не беспокоить Египет, расположенный рядом. Каир не может допустить, чтобы нестабильность перекинулась и на его территорию. 

После поражения “арабской весны” Ближний Восток находится в состоянии неконтролируемого беспорядка, когда при наличии одного демократического государства — Израиля — в регионе правят монархии, светские и религиозные диктатуры. При этом Катар поддерживает террористический ХАМАС, Египту еще крайне далеко до демократии, а хаос в Ливии свидетельствует о том, что в ближайшей перспективе нет никаких шансов на наступление там демократического режима. 

В то же время нанесение Египтом авиаударов по позициям исламистских боевиков без согласования с западными партнерами Каира опасно тем, что может еще больше разжечь ливийский конфликт и втянуть Ближневосточный регион в длительное противостояние. Ситуация ухудшается и тем, что Соединенные Штаты, не завершив свою кампанию в Афганистане и все еще помогая правительству Ирака в его борьбе с террористами из “Исламского государства”, не могут уделить Ливии достаточного внимания.

Развитие событий на Ближнем Востоке требует создания мощной коалиции арабских государств, которую могли бы возглавить Египет и Саудовская Аравия. Это выровняло бы ситуацию не только в Ливии и Ираке — долгосрочная стратегия на Ближнем Востоке заставляет западные страны координировать свои усилия с целью полного уничтожения террористических исламских группировок, чтобы положить конец распространению их влияния. Только это может обеспечить мир в регионе. 

Отвечая на вопрос, может ли Ливия стать вторым Афганистаном, необходимо учитывать фактор Каира. Если бы Ливия не соседствовала с Египтом, то такое развитие событий было бы весьма возможно. Но похоже, что новый президент Египта Абдул Фаттах ас-Сиси опирается на не задекларированную пока что доктрину, согласно которой отныне Египет будет распространять военное влияние за пределы своего государства. Существование такой доктрины подтверждается тем, что египетские военные (кроме операции в Ливии) перекрыли боевикам из “Хезболлы” возможность проникнуть в сектор Газы с намерением помочь ХАМАСу изготовлять ракеты, которые могли бы быть использованы против Израиля.

В последнее время достигнуто определенное согласие между Египтом и Израилем, которых, пока что ситуативно, объединяют совместные цели борьбы с исламскими террористами. Конечно, сейчас еще рано видеть в этом совпадении политических интересов возможность образования политического тандема Израиль—Египет. Но если их позиции будут сближаться и в дальнейшем, нельзя исключать, что между этими двумя государствами в будущем могут установиться продолжительные союзнические отношения наподобие тех, что были в свое время между Турцией и Израилем.

С другой стороны, если сближение Израиля с Египтом — это перспектива будущего, то Вашингтон не может сейчас не проникаться фактом сближения Каира с Москвой. Ведь Египет начал отвечать на российские политические “заигрывания”. Позиция Путина становится для Египта все более важным фактором. В то время как американцы отказались продавать Каиру оружие и проводить совместные военные учения, этот вакуум пытается заполнить Москва. Кремль готов продать Египту военные вертолеты и оружие и провести совместные военные учения. 

Возможно, американцам следовало бы подумать о недопущении дрейфа Египта в российскую сторону. Ведь не все их нынешние партнеры в регионе демонстрируют стойкость своих союзнических позиций. Катар поддерживает террористические организации ХАМАС и “Исламское государство” и является решительным сторонником “братьев-мусульман”. А президент Реджеп Эрдоган за время своего продолжительного пребывания на должности премьер-министра превратил Турцию из светской страны в исламистское государство. 

Если спросить себя, возможно ли вообще установление демократии на Ближнем Востоке, то ответ будет не слишком обнадеживающим. Последствия “арабской весны” показывают, что в демократических условиях в арабском мире к власти легко могут прийти исламские фундаменталисты наподобие “братьев-мусульман” в Египте. Поэтому нелишне было бы посмотреть на ситуацию в Ближневосточном регионе, предварительно сняв розовые очки. На нынешнем этапе развития Ближнего Востока альтернативой теократии могут стать только нерелигиозные авторитарные правители.

В таком случае, пожалуй, самым лучшим (по крайней мере, на какое-то время) решением для Ливии, раздираемой непримиримыми политическими противоречиями, должно было бы стать военное правление, подобное тому, какое было в Египте во времена генерала-президента Хосни Мубарака… 

Advertisements
Опубліковано у Uncategorized | Теґи: , , , , , , . | Додати в закладки: постійне посилання на публікацію.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s