Способен ли Ашраф Гани изменить Афганистан?

«Зеркало недели. Украина» №40, 31 октября 2014

Виктор Каспрук

Новый президент Афганистана Ашраф Гани приступил к исполнению своих обязанностей. После нескольких месяцев тупиковой ситуации, бойкотов и угрозы раздела страны на два непримиримых лагеря месяц назад его провозгласили президентом Афганистана.

Но в полной ли мере сознает Ашраф Гани, какая страна досталась ему в наследство? Ведь большую часть своей профессиональной жизни он провел за пределами Афганистана, получая степень доктора антропологии в Колумбийском университете, прежде чем стать профессором в университете Джона Хопкинса, а затем — работая во Всемирном банке. Не менее важный вопрос — понимает ли новый президент, какие вызовы ему предстоит преодолеть, чтобы вывести Афганистан из кризиса?

Ашраф Гани пообещал провести масштабные реформы, приняв власть от бывшего президента Хамида Карзая. Но сможет ли интеллектуал-президент использовать теорию изменений на практике? Ведь часть афганского населения уже потеряла даже надежду на то, что их государство способно двигаться по пути “выздоровления”, стабильности и улучшения.

Вероятно, президент Гани верит, что ему удастся если не сломать племенные традиции, то, по крайней мере, договориться о смягчении противостояния с теми ортодоксальными исламистами, для которых все замыкается на религиозных догмах и трактовке мусульманских законов в свою пользу.

Впереди у Ашрафа Гани чрезвычайно ответственная и сложная работа, которую надо провести так филигранно, чтобы не столкнуть афганскую нацию в пропасть еще более кровавого противостояния.

Все это вызывает множество сомнений и новых вопросов на фоне начала вывода войск США и НАТО из Афганистана. Здесь американцам важно не повторить ошибок, допущенных ими в Ираке. Поскольку без массированной военной поддержки режим Гани не сможет продержаться долго.

Среди самых серьезных вызовов для новой власти следует назвать и нехватку квалифицированных кадров, без которых реформы невозможны. Поэтому одним из приоритетных направлений реформирования страны станет попытка вернуть назад афганцев, выехавших на Запад и получивших там образование и соответствующую профессиональную подготовку. Но чтобы занять государственную должность в Афганистане, необходимо заплатить крупную взятку. И весьма сомнительно, что эту традицию удастся быстро сломать.

В Афганистан были “закачены” миллиарды долларов, немало средств пошло на обучение афганской полиции и армии, но это вовсе не означает, что новая власть сможет защититься от очередного нашествия талибов, сможет разработать такую форму демократии, которая подходила бы именно афганскому народу.

Исламисты до сих пор не разрешают афганским девушкам получить какое-либо образование. Они боятся, что образование расширяет права и возможности людей. Они знают, что образование заставляет людей ставить неудобные вопросы, на которые они не смогут дать удовлетворительных ответов. Но основное — просвещенных людей намного труднее контролировать.

Но и контролировать Афганистан правительству Ашрафа Гани будет непросто. Западные союзники потратили время, жизнь своих солдат и огромные средства, в сущности, мало что получив в дальнейшей перспективе. Талибы, как и ранее, никуда не делись. Власть в этом государстве слабая и коррумпированная. Сам Афганистан, как и Ирак, разделен по этническим признакам.

Наконец, не исключено, что после вывода войск союзников талибы, получая финансирование своей деятельности от наркоторговли, а оружие — из Пакистана, снова будут претендовать на контроль над Афганистаном.

Проблема в том, что афганцы — преимущественно малообразованные и малоцивилизованные люди, которые быстро вернутся к своим обычным и “нормальным” ценностям VІІ в. и поведению, как только войск союзников не будет рядом с ними.

Талибы только и ждут своего часа и будут перемещаться на стратегические позиции, как только затихнет рев моторов техники западных войск, оставляющих свои бывшие места дислокации.

Стратегическая цель — помочь афганскому народу — постоянно наталкивается на воинствующее нежелание значительной части населения вообще что-то менять в своей жизни. Потому весь парадокс проведения афганской кампании заключается в том, что нельзя не вмешиваться, в то время как талибы ввергают страну во времена мракобесия исламистского средневековья, — но вместе с тем и вмешательство не дает пока что желаемых результатов.

В этой продолжительной игре вера и племенные традиции срабатывают таким образом, что вмешательство какой-либо организованной демократической власти приносит успех (и то часто только локальный) на весьма небольшом отрезке времени. Поскольку попытка навязать западную структуру жизни людям с глубоко закоренелыми племенными обычаями и наследием всегда заканчивается плачевно.

Фактически Ашраф Гани добровольно взял на себя обязательства успешно провести свой народ через минное поле необходимых реформ в Афганистане. И общественные ожидания результатов от его обещаний сейчас чрезвычайно высокие. Сейчас многое будет зависеть от быстрого формирования коалиционного правительства национального единства, которое смогло бы начать движение страны по пути гармонического реформирования Афганского государства.

Очевидно, одним из самых первых приоритетов нового президента станет борьба с коррупцией. Но на этом пути его будет ожидать множество препятствий, ведь многих чиновников в раздутом бюрократическом государственном аппарате прежняя ситуация вполне устраивает.

Поэтому даже у соратников Гани, в целом поддерживающих сенсационный проект афганских изменений, возникают опасения, что он стартует в будущее, не зная доподлинно, открыт ли перед ним путь, или же впереди находится гигантское препятствие.

Похоже, президент и его западные союзники должны были бы сосредоточить внимание на сплоченности будущего правительства национального единства как важного фактора быстрой реализации обещанных обществу реформ. А это, в свою очередь, будет требовать постоянной финансовой и материальной помощи со стороны доноров, включительно с поддержкой афганских сил безопасности.

Ашраф Гани должен был быстро начать реализацию заявленных им планов — борьбу с коррупцией, конституционную реформу, усовершенствование избирательной системы. В то же время он должен избегать односторонних решений и действий, которые могли бы оттолкнуть его партнеров в новом коалиционном правительстве.

При этом следует иметь в виду, что политика и экономика в Афганистане времен переходного периода тесно взаимосвязаны. Экономика неразрывно связана с политической стабильностью, безопасностью и укреплением государственных структур. Поскольку слабая экономика, при которой распространена бедность, вовсе не будет содействовать стабилизации в стране. Вместе с тем экономический рост способен обеспечить новые рабочие места и продовольственную безопасность, которые лягут в основу перехода от военной к рыночной экономике.

Способен ли президент Ашраф Гани изменить Афганистан? Очевидно, ответ может быть “да”, если он оправдает надежды, возлагаемые на него афганцами. Поскольку, как подчеркнул один афганский эксперт: “Наш народ страдает от нестабильности и бедности. Я надеюсь, что Ашраф Гани сможет принести мир и верховенство закона в Афганистан”.

https://gazeta.zn.ua/international/sposoben-li-ashraf-gani-izmenit-afganistan-_.html

Advertisements
Опубліковано у Uncategorized | Теґи: , , , , , . | Додати в закладки: постійне посилання на публікацію.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s