Какое оно это греческое счастье?

Виктор Каспрук

В ближайшее время все должно определиться – насколько Евросоюз готов менять свои правила игры. Ведь, в любом случае, если Греция согласится на компромиссы (или не согласится) ЕС уже никогда не будет таким, каким он был до «греческого кризиса».

Но даже достижения большего или меньшего компромисса в Европейском союзе по Греции, ни в коем случае не снимает основного вопроса повестки дня – что же будет с Грецией дальше?

Если отмести все предыдущие утверждения о влиянии марксизма на греческую политику, моральные обязательства погасить долги, ненапряженность работы греческих «тружеников», нужно только задаться вопросом – как может выжить и иметь устойчивую экономику страна, которая вынуждена импортировать практически все?

И не стоит ли Европе, которая своими культурными корням погружена во времена греческой античности, изменить саму парадигму подходов в Греции? Ведь Греция – это страна-музей, крупнейшие активы которой в настоящее время: архитектурные памятники, красивые и неповторимые морские берега и изобилие солнца.

Исходя из этого, не пора ли руководству ЕС в корне пересмотреть свои подходы к Греции и найти ей свое неповторимое и уникальное место среди стран Европы? Поскольку функционально Греция из страны должника должна быть превращена в страну общеевропейский курорт.

В таком случае, Европа может  субсидировать экономику Греции, которая была бы нацелена на использование двух своих основных козырей: страны-музея и места, куда бы немцы, британцы, норвежцы, шведы, датчане, финны и жители других более северных европейских государств, могли бы убежать от своего холодного и серого климата. И не надо требовать от греков того, на что они потенциально просто не способны.

Очевидно, что сегодня Греция никакой долг отдать не в состоянии. И если говорить о том, может ли она выстоять в таких сложных экономических обстоятельствах, то это будет выглядеть примерно так – гордо не отдавать заемные средства и при этом просить еще. Но если греки отдавать одолженное не будут, экономить не будут, то в чем же тогда заключается выход из ситуации?

Ведь реальность такова, что танцы на улицах Афин после проведения референдума очень-таки напоминают радость императора Нерона, когда он смотрел на горящий Рим.

Левацкое мышления греческих политических элит загнало греческий народ на крутой и опасный склон, от которого остается буквально несколько шагов к пропасти.

Но самое печальное то, что платить за последствия такой разгильдяйской политики и «проедание» бездумно набранных кредитов будет некому. Ведь можно было большинство всех этих кредитных средств направить на развитие инфраструктуры туризма и отдыха, но это почему-то не было сделано.

Ну и греки не могут изменить свою средиземноморскую «расслабленную ментальность», как леопард не может изменить пятна на своей шкуре.

И хотя премьер-министр Греции Алексис Ципрас получил после референдума мандат на переговоры с кредиторами, нельзя исключать того, что греческий лидер будет действовать в этой сложной ситуации, наследуя  Путина. То есть, искренне соглашаться  в Брюсселе с одним сценарием, а в то же время оперативно делать противоположное.

И здесь очень важно проследить, какие временные рамки будут введены для решения «греческого вопроса». Что бы там ни случилось, но Греция должна до 20 июля внести в Европейский центральный банк платеж на сумму около 2,5 миллиардов евро по облигациям со сроком погашения. Если этого не произойдет, то Греции грозит дефолт по обязательствам более чем на 300 миллиардов  евро.

Таким образом, можно с точностью утверждать, что «чистого времени» остается не так уж и много, уже меньше двух недель.

Можно предположить, что выбивая «греческий кирпич» из своего монолитного фундамента, Европейский союз рискует нарушить все стройное здание ЕС. Так будет ли  «валить» ЕС сам себя? Скорее всего, что нет.

И, если отслеживать внимательно поведение Алексиса Ципраса после референдума, то создается впечатление, что он внутренне уже готов к тому, чтобы в том или ином виде, принять план кредиторов.

Таким образом, возникает вообще подозрение, что референдум и все, что с ним связано, было только «политическим цирком»? Совсем нет. Премьер Ципрас этим решил избежать личной ответственности за принятие такого серьезного исторического решения, и поэтому решил разделить эту ответственность со всем греческим народом.

С другой стороны, подобный референдум создает опасный прецедент. Ведь тогда в любых государствах-должниках можно провести референдумы, где главным вопросом будет – «стоит ли отдавать долги», и можно не сомневаться, что так же большинство граждан этих стран выберет приемлемый для себя вариант – «не отдавать».

Если же предположить, что Алексис Ципрас будет продолжать блефовать, но при этом делать вид, что он уже подошел очень близко к договоренности с Брюсселем, то, что может означать для Греции дефолт и выход из еврозоны?

В таком случае глубину катастрофы трудно и переоценить. Ибо если уничтожено печатное оборудование, на котором в свое время печатали бывшую греческую валюту драхму, то очень сомнительно, чтобы удалось оперативно заказать ее печатанье где-то в какой-то третьей стране. Разве что политический сторонник Ципраса Путин самолетами, миллиардами начнет завозить в Грецию свои  «деревянные» рубли.

Конечно, существует еще и другой, фантастический для греков путь. Работать, зарабатывать, жить по средствам, и с заработанного отдавать процентов 20 десятилетиями за долги.

Никто греков в рабство не возьмет. Будут пенсии не 700 евро, а 200, ну и что? А там, глядишь, заводик какой построят, может, рабочим заказ какой-то перепадет, если конечно в них реальный фонд зарплаты уменьшится в три раза.

Скорее всего, Ципрасу будет для начала снова предложено – уменьшить расходы на содержание госслужащих и реформировать раздутую пенсионную систему. И только после этого в Брюсселе будут готовы говорить о включении процедуры европейской солидарности и смягчении позиции ЕС по Греции.

В этой ситуации хуже всего то, что страдать будет не политический класс, который проводил пагубную для страны экономическую политику, а средний класс и бедные слои греческого общества.

Для всех греков это будет чрезвычайно жесткий урок и толчок к тому, что нужно выбирать не политических популистов, а ответственных политиков. При этом еще и внимательно следить за их деятельностью в период между выборами. Теперь в наихудшей ситуации оказываются греческие пенсионеры, малообеспеченные семьи и безработная молодежь.

Но не только одни греки виноваты в том, что с ними произошло. Реальная проблема заключается в том, что когда европейские банки предоставляли такие большие кредиты Греции, они не проявили при этом необходимой осмотрительности и не оценили, как это должно было бы быть, всех возможных рисков.

Что очень похоже на то, как предоставить значительный кредит неплатежеспособному человеку, заранее зная о том, что он этот долг не будет способен отдать.

Банкиры очень не любят рисковать своими деньгами, а здесь они прекрасно осознавали, кому дают кредиты. Ведь обычно, когда банки дают «плохие кредиты», они всегда делают поправку относительно возможных при этом рисков.

На что, собственно, скорее всего, и рассчитывало греческое руководство, на автоматическое списание до 50 процентов текущей задолженности. Однако МВФ, ЕЦБ и Еврокомиссия, пытаясь получить 100 процентов греческого долга, только еще больше загоняют Грецию в тупик.

Понятно, что банкиры не привыкли и не хотят терять свои деньги, а банки не готовы принять весь удар на себя. Однако трудно поверить в то, что когда кредиторы готовились к выдаче Греции кредитов, они не понимали того, какие большие проблемы существуют в греческой экономике.

И когда они сейчас жалуются, что в Греции самая низкая ставка налогов и сборов в Европе, и при этом чрезмерно щедрые пенсионные планы, можно им напомнить, что все это было и до того, как банки выдавали кредиты. И фиксация всех этих проблем должна была быть учтена банкирами при подготовке выдачи кредитов Греции.

Греки все эти кредиты успешно «профукали», зато пожили в свое время в свое удовольствие. Теперь вопрос лишь в том, кто за все это удовольствие должен заплатить.

Так что дальше? По поведению Алексиса Ципраса можно предположить, что греки знают что-то такое положительное для себя, чего не знают другие, поэтому и не очень беспокоятся. А может они просто даже представить себе не могут, что Европа в результате сможет от них отказаться. За 20 лет они привыкли «доить» европейцев, а на этом выросло целое поколение.

Но ситуация складывается таким образом, что у греков есть только три реальных пути:

  1. Оставить евро и выполнять план Евросоюза
  2. Ввести драхму и проводить разумную политику в экономике
  3. Ввести драхму и продолжать в нынешнем духе

Первые два варианты дают хороший результат. Проще говоря, драхму можно и не вводить, а только делать то, что говорят из Брюсселя. Но в третьем случае будет глобальная греческая катастрофа.

Можно сделать вывод: тот жесткий план выхода из кризиса, который предложил Греции Евросоюз и МВФ – это соответствие плану реанимации врачами очень больного человека, который иначе просто не имеет шансов выжить. Поэтому то, что Греция сопротивляется изо всех сил подобной реанимации, только затягивает во времени болезнь «греческого кризиса»…

Advertisements
Опубліковано у Uncategorized | Теґи: , , , , , , , , , . | Додати в закладки: постійне посилання на публікацію.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s