Возможна ли коалиция Запада с Россией?

«Зеркало недели. Украина» №46, 27 ноября 2015

Виктор Каспрук

 То, что пытается реализовать Путин в Сирии, весьма похоже на применение Кремлем политики управляемого хаоса, цель которой — вернуть прежние позиции СССР на Ближнем Востоке. И заявления Москвы, что она готова сотрудничать с западной коалицией, — по сути, один из элементов этой стратегии. 

Путин, которому пошли на пользу обострения с “Исламским государством” и террористические акты в Париже, сегодня находится на пути либо к полупобеде со снятием санкций, либо к полупобеде с повышением мировых цен на нефть. Конечно, если на это смотреть лишь с позиции тактических соображений.

Ведь если ему удастся втянуть Запад в коалицию с Россией, то он как минимум потребует за это политических и экономических преференций, о которых преждевременно говорить публично просто не будут.

Кроме того, важно обратить внимание на угрозы Саудовской Аравии и Катару со стороны Москвы. Что они могут означать для этих государств? И готова ли Россия вторгнуться, кроме Сирии, еще в какие-то страны, в частности американских союзников?

Скорее всего, Москва пока что вторгнуться не готова. Особенно в Саудовскую Аравию. Но нельзя исключать, что россияне организуют там или в Катаре через своих агентов теракты, чтобы принудить Эр-Рияд к большей сговорчивости в вопросе цены на нефть.

Впрочем, не является ли производной угроз Кремля заявление правительства Саудовской Аравии о готовности согласовывать свои действия с другими экспортерами сырья? После чего цена на нефть начала возрастать.

Но если Эр-Рияд действительно “дрогнул” в своей до того неизменной позиции относительно России, то, скорее всего, это может быть лишь отвлекающим маневром, прежде чем США и Запад окончательно определятся с возможностью формировать коалицию с Москвой.

Часто Путин ведет себя на мировой арене так, будто он — современный Наполеон, диктующий миру свои законы и порядки. Однако своими действиями он сам загнал себя в ситуацию, похожую на ту, в которой был Наполеон перед Ватерлоо. Третий пакет санкции, по всей вероятности, будет продлен до июля 2016 г., а санкции из-за Крыма будут действовать до прекращения Россией оккупации полуострова.

Поэтому попытка Москвы создать с Западом коалицию для борьбы с “Исламским государством” весьма похожа на дымовой занавес, за которым она намерена скрыть свое агрессивное поведение в Украине. Надеясь, что это рано или поздно приведет к соглашению Ялта-2.

У Путина есть мечта, на которую, по его мнению, может клюнуть демократический мир. Для того чтобы создать совместно с Россией коалицию против ИГИЛ, Запад должен признать Москву своим союзником. А уже после этого Кремль будет настаивать на том, что союзники не должны вводить санкции друг против друга.

Несмотря на то, что российский лидер не всегда удачно маневрирует стратегически, используя тактику постоянного создания новых горячих точек и террористических мятежей, ему все же удалось вернуться за стол большой геополитики. За которым он прилагает максимум усилий, дабы убедить Запад, что тот в его лице имеет чрезвычайно важного потенциального партнера.

Не следует забывать, что Башар Асад является ключевым элементом сирийского кризиса. К сожалению, в свое время не было просчитано военное вмешательство России в Сирии, хотя оно было вполне предсказуемо. Поскольку для Кремля военное присутствие в этой стране приоритетно.

Какими могут быть приоритеты у России и Запада в решении вопроса с Асадом? Москве важно, чтобы Сирия не вышла из зоны российского контроля. Поэтому все действия Кремля направлены на предотвращение этого. Он будет бороться за Сирию, используя все доступные ему средства и бросая на эту борьбу значительную часть своих сил.

Западу нужно прекращение конфликта, который продолжается уже четыре года и забрал более 300 тыс. человеческих жизней. Остановка потока сирийских беженцев в Европу и приход к власти в Сирии если и не демократического правительства, то по крайней мере такого, с которым можно было бы иметь дело.

Поэтому максимум, на что могут согласиться США и их союзники, — это оставить Башара Асада еще на несколько месяцев переходного периода, пока будет формироваться переходное временное правительство. Но именно тут Москва способна поставить ловушку своим возможным союзникам по коалиции.

Ведь если гипотетически представить, что Запад соглашается на такое предложение России, то этого времени вполне достаточно, чтобы Асад и его приверженцы смогли подсадить в это временное правительство своих ставленников. Таким образом, новую сирийскую власть и элиты будут формировать Асад и Кремль по нужным им политическим лекалам, а, это, в свою очередь, жестко заблокирует возможность прихода к власти в Сирии новых политиков и новых политических сил.

Дилемма согласования дальнейшей судьбы Башара Асада заключается еще и в том, что Россия будет настаивать на непривлечении его к ответственности за развязывание гражданской войны в стране, чем и воспользовались исламские террористы.

А решать этот вопрос будет крайне непросто. Если согласиться, что Асад избежит ответственности за все совершенное им, то это, безусловно, станет поощрительным примером для всех других диктаторов: если вы обратитесь к Путину, то там сможете получить индульгенцию за любые совершенные вами преступления.

Если все-таки будет идти речь о его ответственности, то каким должно быть наказание? И куда денутся сирийский диктатор и его семья после того, как он оставит президентскую должность?

Вполне понятно, что вернуться в Лондон, откуда его в свое время вызвал отец, чтобы передать в наследство президентство, он уже никогда не сможет. Получить политическое убежище в России и жить в имении на Рублевском шоссе он явно не захочет. Климат не тот, да и ума, чтобы не повторить опыт Януковича, который стал пленником Путина, в Асада хватит.

Но и в арабском мире он уже давно стал политическим изгоем, и никакое арабское государство принимать его у себя не захочет. Поэтому вопрос политической судьбы Башара Асада, очевидно, состоит из двух частей. Первая — как отстранить его от власти так, чтобы это удовлетворило и Запад, и Россию. Вторая — удастся ли договориться о том, где он будет жить после своей отставки.

В таком случае поиск компромисса может затянуться. Поскольку Москва будет увязывать этот вопрос с судьбой алавитского меньшинства, своей базы в Тартусе, а теперь — еще и российской авиабазы в Латакии.

Если же достичь договоренности по этим вопросам не удастся, Кремль будет выдвигать Западу требование о разделе сирийских территорий. По этому требованию, под контролем Асада (а следовательно, и Москвы) остаются территории, прилегающие к средиземноморскому побережью Сирии, военно-морская база в Тартусе и авиабаза в Латакии. Что-то вроде Алавитской народной республики.

И уже теперь надо понимать, что Россия может согласиться либо на марионеточное (сформированное Асадом или его приверженцами) сирийское правительство, либо на отторжение от Сирии территорий, на которых будет править все-таки диктатор.

Таким образом, если рассматривать вопрос, что сегодня важнее для Запада — Асад или борьба с “Исламским государством”, то необходимо помнить, что Кремль всегда будет играть здесь краплеными картами.

Поэтому Западу нужно хорошо подумать, следует ли входить в коалицию с Путиным, который, прикрываясь борьбой с ИГИЛ, шаг за шагом будет навязывать именно то, чего хочет Москва.

Надо принять во внимание и тот факт, что Россия и Иран, как и раньше, настаивают, чтобы Асад продолжил свое пребывание у власти на 18 месяцев и  даже больше. Что, в свою очередь, автоматически означает продолжение войны, поскольку сирийский диктатор стал источником притяжения для иностранных боевиков.

Такие предложения Кремль выдвигает для того, чтобы расширить поле для политических маневров по сирийскому вопросу и начать торг. Конечно, Путин мог бы использовать свое влияние и убедить Асада отречься от власти, но пока что это не входит в его планы. Ему нужно доказать США и их союзникам, что без него сирийский вопрос вообще решить невозможно.

С приближением третьего раунда переговоров по Сирии в декабре американские и российские чиновники настаивают на прекращении огня между силами Асада и оппозицией, но при этом об ИГИЛ речь не идет. Тем временем арабские государства связывают свою поддержку прекращения огня с отходом Асада от власти.

Таким образом, на мой взгляд, вхождение США и европейских стран в коалицию с Россией было бы ошибочным решением. Ведь Москва не может бороться с терроризмом, если сама его финансирует и распространяет.

http://gazeta.zn.ua/international/vozmozhna-li-koaliciya-zapada-s-rossiey-_.html

Advertisements
Опубліковано у Uncategorized | Теґи: , , , , , , . | Додати в закладки: постійне посилання на публікацію.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s