Сирия: геноцид и его спонсоры

«Зеркало недели. Украина» №28, 12 августа 2016

Виктор Каспрук

Гражданская война в Сирии стала самым глубоким гуманитарным кризисом второго десятилетия ХХІ в. Почти половина довоенного 23-миллионного населения страны покинула свои дома, а 300 тысяч сирийцев были убиты. 

Геополитическое трио Москва—Тегеран—Дамаск ведет в Сирии войну, имеющую. все признаки геноцида. Для закрепления диктатуры Башара Асада используются голод и уничтожение гражданских объектов — школ, больниц и даже целых жилых кварталов.

Напрашивается неутешительная аналогия: геноцид 1994 года в Руанде. Подобное сейчас наблюдаем в Сирии. А международная общественность, к сожалению, вновь недостаточно делает для того, чтобы остановить трагедию.

И это несмотря на то, что уже задокументированы десятки тысяч фактов зверств асадовского режима относительно гражданских лиц — не только мужчин, но и женщин, и детей.

Одним из последних примеров геноцида в Сирии стала бомбардировка военными мирного населения Алеппо. Людей таким образом заставляют делать “выбор” — бежать куда глаза глядят или оставаться и гибнуть от бомбардировок и голода.

Насильственное изгнание гражданского населения с насиженных мест является военным преступлением, которое осуществляется при военном вмешательстве и прямом содействии России — постоянного члена Совета Безопасности ООН.

Сирийцы оказались запертыми в своей стране, уже близкой к состоянию агонии. Но самое страшное то, что пребывание между жерновами режима Башара Асада и его союзников с одной стороны и террористами “Исламского государства” — с другой многократно увеличивает страдания сирийского народа.

И если с боевиками “Исламского государства” все понятно, то сирийское государство (или то, что от него осталось) не только не исполняет своей обязанности защищать население от геноцида, военных преступлений, преступлений против человечности и от этнических чисток, но и само является их инициатором и исполнителем.

Эти факты должны стать для мирового сообщества основанием для выработки мер, которые положили бы конец безнаказанности лиц, совершивших тяжелейшие военные преступления в Сирии, и в результате содействовали бы предотвращению новых злодеяний.

Было бы вполне логично передать дела против всех преступников в Международный уголовный суд.

Геноцид определяется как умышленное и систематическое уничтожение национальных, этнических, расовых или религиозных групп. Так сколько еще людей должны быть убиты в Сирии, чтобы весь мир убедился: все, что происходит в этой стране, является геноцидом?!

Ведь понятно: Асад, чтобы остаться при власти, готов жертвовать жизнями людей до последнего сирийца.

Преступления сирийской власти против своего собственного народа накладываются на желание третьих сторон доминировать в Ближневосточном регионе. И поэтому Москва и Тегеран, равно как и Башар Асад, несут ответственность за все, что содеяно за пять лет войны в Сирии.

Драматизм ситуации еще и в том, что россияне могут использовать в осажденном Алеппо так называемые правила Грозного. Которые звучат приблизительно так: если вы не успели оставить места вашего пребывания до начала авиаударов — мы не несем за это никакой ответственности.

И никакие заявления сирийского правительства о том, что оно якобы обеспечит гуманитарные коридоры для людей, готовых оставить Алеппо, не выдерживают критики.

Ведь понятно, что люди не доверяют словам представителей режима, который планомерно уничтожает своих граждан.

Да и не все желающие, по разным причинам, могут оставить Алеппо в отведенные сроки. А это означает, что против большой массы людей, которые не успеют выйти через эти коридоры, могут быть совершены новые военные преступления и преступления против человечности.

Вполне очевидно, что политика режима Асада подрывает верховенство права и только содействует терроризму, а не искореняет его.

То же самое можно сказать и о России: она продолжает совершать массовые убийства в Сирии, где полностью игнорируются человеческие ценности, нарушаются гуманитарные принципы и нормы международного права, которых должны придерживаться в военных конфликтах. Ведь во время бомбардировок больниц, мечетей, пекарен и рынков применяются даже запрещенные фосфорные бомбы.

Сирийская трагедия с новой силой разворачивается в очень нестабильное для международной политики время: американцы заняты президентскими гонками между Дональдом Трампом и Хиллари Клинтон, объединенная Европа переживает процесс выхода Великобритании из ЕС, страны Персидского залива страдают от близости к войне в Йемене и низких цен на нефть, а в соседнем с Сирией Ливане до сих пор никак не могут избрать президента.

Но спрогнозировать то, что произошло в Сирии, когда угнетенный режимом Асада народ восстал так же, как и в Тунисе, Египте и Ливии, требуя права делать собственный выбор, было непросто. Вмешательство внешних сил перевело народную революцию в “режим” гражданской войны.

Негативные последствия политики Москвы и Тегерана в большей степени стали возможны именно потому, что американский президент Барак Обама не хотел прокси-войны между Соединенными Штатами и Россией в Сирии.

Но даже военное вмешательство Кремля не способно вернуть Башару Асаду контроль над всеми когда-то подвластными ему территориями. Благодаря российским авиаударам, начавшимся с сентября 2015 г., он восстановил управление только некоторыми регионами.

Россия и Иран должны были вернуться к реальности: режим Асада окружен враждебными ему суннитскими государствами, преисполненными решительности свергнуть его.

Даже если бы Асаду удалось победить группировку оппозиции и террористов “Исламского государства”, нельзя не учитывать того, что он до сих пор правит суннитским большинством, которое ненавидит его и не прекратит сопротивления.

И здесь актуализируется вопрос: как долго Россия, существенно экономически ослабленная из-за низкой цены на нефть и введенных против нее санкций, сможет помогать Асаду, чтобы он мог и далее удерживать свою власть?

Для Москвы это проблема относительно простая: любым способом обеспечить существование нынешнего правительства в Сирии, которое попросило российского вмешательства, не ограничивая себя в средствах достижения своей цели.

Вместе с тем нельзя забывать, что задействованных в этом конфликте сторон в действительности намного больше.

Россия является союзником Башара Асада, его правительства, сирийской армии и алавитских отрядов. Иран выступает в союзе с Хезболлой, алавитскими и шиитскими ополченцами. Саудовцы — с частью суннитской милиции. Турция готова поддержать кого-либо, за исключением представителей “Исламского государства” и курдов. Курды выступают совместно с ополченцами, которые противостоят террористам из ИГ. США поддерживают умеренные антиасадовские силы.

Игроки на этом пестром поле боя переходят на другую сторону довольно часто. Некоторые из сторон меняют свою позицию из-за того, что новый патрон предлагает больше денег или оружия. А некоторые — чтобы на определенное время выиграть в тактике.

В этой сложной ситуации Россия имеет определенные преимущества. Она с давних пор имела военно-морскую базу в Сирии. А теперь у нее там несколько новых авиабаз. И поддержка правительства в Дамаске предоставляет Москве некоторую видимость легитимности.

Но большинство заинтересованных в сирийских событиях государств осознает свои ограниченные возможности влияния на ход сирийской гражданской войны.

Вместе с тем Иран и Россия пытаются осуществлять свое доминирование через правительство в Дамаске, используя для этого инструменты и институты его диктаторского режима.

Такими действиями они хотят доказать, что в случае восстановления диктатором Асадом контроля над всей сирийской территорией ситуация в стране будет более стабильной и прогнозируемой, чем если управление перейдет к ряду группировок исламистских повстанцев или “Исламскому государству”.

Возможно, что это сейчас и могло бы устроить администрацию президента Обамы, которая не считает, что США должны быть одним из основных субъектов в этой войне. Однако контроль над Сирией даст россиянам возможность существенным образом расширить свой плацдарм для проникновения на Ближний Восток.

Можно, конечно, попытаться просчитать множество вариантов, которые, теоретически, могли бы принести долгожданный мир и побудили бы к прекращению геноцида в Сирии.

Но ведь проблема в том, что, не найдя рычагов влияния на спонсоров этого геноцида — Россию и Иран, о реальном решении сирийского вопроса не может быть и речи.

Ведь Москва и Тегеран понимают только язык силы. Поэтому во время переговоров следует создать для них такие условия, чтобы они поняли: они уже не владеют козырями, благодаря которым могут затягивать конфликт в Сирии до бесконечности.

http://gazeta.zn.ua/international/siriya-genocid-i-ego-sponsory-_.html

Advertisements
Опубліковано у Uncategorized | Теґи: , , , , , , , , , , , , . | Додати в закладки: постійне посилання на публікацію.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s