Как далеко может зайти сближение Ирана и России?

«Зеркало недели. Украина» №12, 31 марта 2017

Виктор Каспрук

Россия, союзников у которой на международной арене осталось немного, пытается создать российско-иранский тандем. 

Подтверждением этого на прошлой неделе стал визит в Москву президента Исламской Республики Иран Хасана Роухани. Он возглавил делегацию высокопоставленных лиц, среди которых были министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф, министр информационно-коммуникационных технологий, сопредседатель межправительственной российско-иранской комиссии Махмуд Ваези, первый вице-президент Эсхак Джахангири, советник руководителя Ирана аятоллы Али Хаменеи по международным вопросам Али Акбар Велаяти.

Накануне визита посол Ирана в Российской Федерации Мехди Санаи заявил агентству IRNA, что “уровень, качество и эффективность отношений Тегерана и Москвы на данный момент вышли далеко за рамки двусторонних и даже региональных, и их можно считать образцовыми на международной арене”.

Во время встречи президентов в Кремле подписаны 16 документов о сотрудничестве в разных сферах: экономической, туристической, коммуникационной, судебно-правовой. Также достигнуты договоренности о безвизовых поездках для туристических групп обеих стран, обсуждалась перспектива создания зоны свободной торговли между Ираном и Евразийским экономическим союзом.

Этот визит показал, что Москва ищет сближения с Тегераном на новой платформе экономического сотрудничества и политической целесообразности. Речь идет о сближении в экономической, политической, оборонительной, атомной сферах и об общих интересах на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и регионе Каспийского моря.

Это не только “экономическая перезагрузка”. России, которая пытается вернуться на Ближний Восток после более чем 25-летнего перерыва, Иран нужен как своеобразный рычаг. Однако это сближение не лишено проблем. Иран, с которого еще не так давно сняли многолетние санкции, очень рискует, по сути, публично выступая на стороне Кремля.

Ведь когда его вывели из списка “оси зла”, ему не следовало бы сближаться со страной, которая начала демонстративно играть на свои интересы, игнорируя правила поведения, сложившиеся на международной арене.

Кроме того, этот политический альянс, на фоне осложнения отношений Тегерана с Соединенными Штатами, вполне может спровоцировать ухудшение связей Ирана с Западом, принимая во внимание тот факт, что Российская Федерация находится под санкциями США и Европейского Союза, но упрямо не желает “поступаться принципами” в прекращении оккупации украинских территорий.

Сближение Ирана с Россией является своеобразной геополитической фрондой Тегерана. С одной стороны, там не желают снова попасть в изоляцию и под очередные западные санкции, но с другой — никак не хотят отказаться от демонстрации своей “независимой” политики, хотя прекрасно понимают, что РФ — это совсем не тот партнер, который может принести им дивиденды на международной арене.

И Тегерану придется выбирать: движение в направлении дальнейшей интеграции в мировую экономику и продолжение конструктивного диалога с Западом — или риск стать стратегическим союзником Москвы. Союзником именно тогда, когда Кремль пошел ва-банк и оказался за полшага от второй холодной войны с западным миром.

И, кроме того, что эти две страны “дружат против Запада”, их объединяет еще и антиамериканизм. Они являются давними партнерами в шантажировании мирового сообщества, и четко вырисовывается российско-иранская “военная ось”, делающая эфемерными надежды на стабильность на Ближнем Востоке и уменьшающая возможности сдерживать глобальные амбиции России в будущем.

Российско-иранское военное сотрудничество расширилось еще в августе 2016 г., когда Россия использовала иранскую авиабазу Хамадан для бомбардировки целей в Сирии. И хотя тогда это подавалось как сугубо вынужденное тактическое решение, а некоторые иранские официальные лица заявляли, что доступ России был одноразовым — только для “антитеррористической операции”, возможность повторения такой акции оставалась.

Вместе с тем нельзя обойти вниманием и то, что в отношениях Москвы и Ирана не все так безоблачно. Несмотря на то, что они, как и раньше, выступают единым фронтом, как надежные союзники режима Башара Асада, развертывание в Сирии российских войск создало между ними некоторую напряженность. В Тегеране недовольны тем, что Кремль узурпировал доминирующую роль в Дамаске, поскольку питают надежды играть и свою роль в переговорах с Западом по мирному урегулированию.

Москва и Тегеран могут сколько угодно публично радоваться по поводу упрочения своего стратегического партнерства, но возвращение Ирану возможности глобально торговать энергоносителями угрожает интересам Кремля.

Наращивание Ираном экспорта нефти увеличит давление на ее цену, что станет серьезным экономическим вызовом Москве. Не говоря уж об огромных запасах природного газа в Иране, которые способны поставить под угрозу долгосрочное снабжение Россией энергоносителей на несколько рынков, где россияне традиционно доминировали.

То есть на энергетическом фронте цели России и Ирана расходятся. Цель РФ — не допустить вытеснения ее с европейского нефтяного рынка: ведь тогда российская экономика потерпит крах. Хотя то, что Москва постепенно, но неустанно создает ситуацию, когда нагнетание нестабильности в европейских странах ведет Россию к изоляции, в конце концов может привести к тому, что против нее могут ввести также и нефтяное ограничение.

А тем временем Тегеран сам только недавно избавился от эмбарго. Так что теперь перед ним стоит очень непростой выбор: что ему дороже — жизнь без санкций или Россия?

И это отнюдь не риторический вопрос. Ибо зная, насколько “надежным” союзником может быть Москва, можно предположить, что в скрытых планах Кремля — снова подсунуть Тегерану ядерную программу. В надежде на то, что в ответ санкции против Ирана возобновят, и цена за баррель нефти резко подскочит вверх.

Не говоря уж о том, что “союзник” Тегерана Россия расширяет связи с рядом иранских соперников на Ближнем Востоке, особенно с Саудовской Аравией. А премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху вообще довольно частый гость в Москве.

Кроме того, раньше, когда Иран находился под жесткими санкциями из-за своей ядерной программы, Москва и Тегеран проявляли взаимную солидарность отчасти потому, что на нескольких аренах конкуренция между ними была заморожена. Теперь ситуация иная. Иран имеет большие стимулы развивать новые возможности для экономического и политического сотрудничества с другими партнерами.

Возникает вопрос: что может измениться в их отношениях? А ответ заключается в том, что действия Ирана — это холодный политический расчет. Если Тегеран не может укротить влияние Москвы в Сирии, и если обе страны видят общие интересы в продолжении существования режима Башара Асада, то нужно объединять свои усилия с Россией, а не входить с ней в конфронтацию.

Таким образом, похоже на то, что, несмотря на улучшение отношений между двумя государствами, отражающее их общие интересы (поставки оружия, ядерную энергетику и экономику), сформированный ими альянс все равно будет ситуативным. Поскольку и в дальнейшем останутся взаимные подозрения, которые возникают из-за разницы в глобальных и региональных подходах к мировым процессам.

Вместе с тем Россия готова предоставить Ирану высококачественное оружие и действовать совместно, чтобы ослабить американское влияние на Ближнем Востоке (усиливая этим региональную позицию Ирана), координировать с иранцами военные действия в Сирии, разрабатывать планы их расширения.

Пытаясь выступать посредником в Ближневосточном регионе, Россия хочет представить себя в роли справедливого и эффективного арбитра, который (в отличие от Америки) сможет достичь сближения позиций и согласования интересов конфликтующих сторон. РФ видит себя глобальным игроком, а Иран является важным региональным игроком, интересы которого Кремль вынужден принимать во внимание.

Важной особенностью визита иранского президента Хасана Роухани в Москву является и то, что он состоялся накануне выборов в Иране. Роухани пытается укрепить свои позиции и доказать, что так же, как он склонен вести переговоры с Западом и США, он готов укреплять и отношения Ирана с Россией.

Однако иранские аналитики рекомендуют воздержаться от завышенных ожиданий от сближения Москвы и Тегерана. Они считают, что ирано-российским отношениям не хватает системности и стабильности.

Подводя итоги визита президента Ирана в Россию, заметим, что он стал завершающей картой в ближневосточном пасьянсе Кремля, который пытается найти общие позиции с Ираном, Израилем и Саудовской Аравией — тремя ключевыми игроками на Ближнем Востоке.

Однако несмотря на демонстративную политическую эйфорию, вряд ли на этом саммите удалось преодолеть взаимную настороженность Москвы и Тегерана. Это, скорее всего, временное объединение, продиктованное тактическими интересами в сближении двух государств.

Насколько далеко может зайти это политическое сближение, будет зависеть от того, насколько долго Россия и Иран будут способны находить взаимные компромиссы, а их общие интересы не будут входить в противоречия.

Поэтому вряд ли это сближение может быть продолжительным. Ведь в Тегеране, имея пример других российских партнеров, хорошо осознают, что Москва не может быть надежным союзником, ибо Кремль в нужный ему момент способен легко отказаться от достигнутых договоренностей, несмотря на то, что в свое время подписывал их с таким пафосом и энтузиазмом.

http://gazeta.zn.ua/international/kak-daleko-mozhet-zayti-sblizhenie-irana-i-rossii-_.html

Advertisements
Опубліковано у Uncategorized | Теґи: , , , , , . | Додати в закладки: постійне посилання на публікацію.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s