Венесуэла — на грани гражданской войны

«Зеркало недели. Украина» №15, 21 апреля 2017

Виктор Каспрук

После более чем двух недель протестов Венесуэла входит в новую полосу политического напряжения. 

Правительство президента страны Николаса Мадуро демонстрирует высокую готовность к репрессивным действиям для подавления народных выступлений. Массовые демонстрации в Каракасе и других городах были встречены слезоточивым газом, водометами, пластиковыми пулями, а также вооруженными гражданскими на мотоциклах.

Теперь лидеры оппозиции пытаются вернуть себе инициативу на улицах, организовав большой марш в Каракасе, чтобы снова выразить протест против решения Верховного суда о приостановлении полномочий Национального собрания.

Венесуэльский кризис приобрел новое измерение после вынесения Верховным судом решения о том, что он берет на себя функцию парламента — Национального собрания, где большинство имеет оппозиция.

Нечестная борьба за власть со стороны сторонников Мадуро обострилась после того, как в январе 2016 г. оппозиционная коалиция “Круглый стол демократического единства” (MUD) взяла под свой контроль законодательный орган после 17 лет доминирования там чавесистов.

Но в конце марта Верховный суд обвинил оппозицию, выступающую против продолжения правления президента Николаса Мадуро, в неуважении к парламенту и аннулировал все решения MUD, мотивируя это тем, что он привел к присяге трех депутатов, обвиняемых в фальсификации выборов.

Этот приговор уничтожает распределение полномочий между ветвями власти, и отныне Верховный суд может сам осуществлять законодательные функции. Мадуро, чье правление, как свидетельствуют недавние социологические опросы, отвергают 7 из 10 венесуэльцев, таким образом организовал себе неограниченные возможности единоличного управления Венесуэлой.

Как подчеркнул генеральный секретарь Организации американских государств (OEA) Луис Альмагро, “решение Верховного суда взять на себя полномочия вместе со снятием иммунитета с законодателей являются последними ударами режима, который тем самым разрушает конституционный порядок страны и уничтожает демократию”.

А экс-кандидат в президенты от оппозиционных сил Энрике Каприлес сравнил это решение Верховного суда с опытом Перу 1992 г., когда тогдашний президент Альберто Фухимори при поддержке армии распустил Конгресс. Хотя политик подчеркнул: “…это другой сценарий, сейчас вы не видите танцев вооруженных сил вокруг парламента, ибо им они не нужны, пскольку теперь они реализуют все через Верховный суд”.

Однако политические фальсификации не способны улучшить экономическую ситуацию. Для петролеумзависимой венесуэльской экономики, получающей 96% иностранной валюты от экспорта нефти, падение с 2014 г. цен на нефть стало критическим фактором. Правительство было вынуждено резко сократить импорт, что привело к дефициту всех видов товаров.

Социально-экономический коллапс в Венесуэле стал крупнейшим кризисом 2017 г. в Латинской Америке. В середине прошлого года дефицит товаров, особенно продуктов питания, привел к волнениям, грабежам и мародерству во многих венесуэльских городах.

На что правительство Мадуро ответило заменой большей части розничной продовольственной распределительной сети, создав “местные комитеты по снабжению и продовольствию”, с использованием военных и политических организаций, связанных с правящей Объединенной социалистической партией Венесуэлы (PSUV).

Сейчас частный сектор, согласно закону, обязан продавать 50% своей продукции для распространения через указанную сеть. Эта схема начала частично срабатывать, и уровень мародерства снизился. Но не потому, что комитеты (разъедаемые коррупцией и неэффективностью) стали удовлетворять спрос населения. А потому, что это уменьшило количество и длину очередей, зачастую служивших спусковым крючком для начала массовых волнений.

Кроме того, эта схема позволяет правительству использовать продовольствие как “политическое оружие”, удерживая на своей стороне политических сторонников и послушных граждан.

В 2016 г. произошло резкое падение экономики Венесуэлы — на 18%. Что, в сочетании с инфляцией, уровень которой достигал нескольких сотен процентов, и стремительным уменьшением реальной заработной платы, поставило большинство населения на грань выживания.

Импорт товаров упал с более чем 60 млрд долл. в 2012 г. до менее чем 18 млрд в 2016-м, что, наряду с резким падением внутреннего производства, спровоцировало острую нехватку продовольствия, медикаментов и других основных товаров потребления.

При этом приблизительно пятая часть населения ест только один раз в день. Недоедание и предсказуемые заболевания резко возросли, а служба здравоохранения близка к коллапсу.

Отягощенная экономическим и политическим кризисом, Венесуэла также страдает от насилия на улицах. Данные независимой организации Observatorio Venezolano de Violencia о 28 тыс. случаев насильственой смерти в 2016 г. (91,8 на 100 тыс. населения) свидетельствуют, что количество убийств в стране в десять раз выше, чем в среднем в мире. Не говоря уж о многочисленных нарушениях прав человека со стороны правоохранительных органов, незаконных пытках и внесудовых казнях.

Мадуро ведет себя как самодержец. После неудачной попытки оппозиционных сил инициировать референдум, отозвать правительство и продолжить политический диалог, начатый в октябре прошлого года и сопровождаемый Ватиканом и Союзом южноамериканских наций (UNASUR), можно сказать, что этот диалог не удался.

Оппозиционный альянс обвинил Николаса Мадуро в нарушении соглашений об определении избирательного календаря и освобождении сотен узников-диссидентов. Как считают венесуэльские аналитики, имитирование Мадуро диалога было ловушкой, преследовавшей цель демобилизовать оппозицию и погасить массовые народные протесты.

Собственно, это стало политической “постановкой”, которую использовали чавесисты для того, чтобы парализовать международное давление, уменьшить протесты и внести шатание в ряды оппозиционных сил, в попытке хоть как-то компенсировать потерю поддержки венесуэльцев.

Ситуацию могли бы разрядить новые выборы и формирование другого венесуэльского правительства. Но, потеряв народную поддержку и не имея никаких шансов легитимным путем остаться в президентском кресле, Мадуро незаконными методами пытается любой ценой сохранить свою власть над Венесуэлой.

При таких трагических обстоятельствах нельзя исключать, что неуступчивость президента Мадуро спровоцирует гражданскую войну, которую прервет военный переворот.

К гражданскому конфликту в Венесуэле привели отношения Уго Чавеса, а потом и Мадуро с кланом диктаторов Кастро. Куба — самый главный зачинщик грядущей катастрофы Венесуэлы. В сущности, Венесуэла в нынешнем виде — это проект Кастро, похожий на тот, каким в свое время был проект кастровской Кубы для СССР. С той лишь разницей, что после развала СССР Венесуэла энергетически удерживала Кубу, поставляя туда за бесценок свою нефть. Это “удовольствие” стоило венесуэльцам уже 8 млрд долл.

Кубинское вмешательство в Венесуэле началось со времен, когда ее бывший президент Уго Чавес заключил союз с режимом в Гаване. Он позволил въезд в страну 100 тыс. военных и работников кубинских органов безопасности в роли “советников”, что усилило контроль над обществом и привело к цементированию диктаторского режима.

Численность “советников” в этой южноамериканской стране эквивалентно мощному военному формированию, присутствие которого замаскировано под “специалистов-интернационалистов”. Причем 20 тыс. из них имеют специфическую подготовку полицейского спецназа и в случае народного восстания могут стать грозным “оружием защиты” режима Мадуро.

Чтобы спрогнозировать, во что может вылиться нагнетание ситуации в Венесуэле, нужно вспомнить, чем раньше заканчивалась такая “интернациональная помощь” Фиделя Кастро и какой кровавый след она оставила.

Кастровские “интернационалисты” пошли в Анголу, и там началась гражданская война; начали помогать Мозамбику — и это закончилось гражданской войной; пришли в Никарагуа — и эта страна не смогла избежать гражданской войны. Теперь к такой развязке приближается Венесуэла.

Николасу Мадуро остается рассчитывать только на армию и поддержку 500 тыс. “ополченцев”, которых он намерен вооружить как членов Боливарианской национальной полиции.

Командование венесуэльской армии всегда будет рядом с Мадуро, поскольку их жизнь и благосостояние зависят от продолжения его пребывания при власти. Венесуэльский генералитет за годы чавесизма обогатился благодаря контролю над оборотом наркотиков. Таким образом, если падет режим Мадуро, они также все потеряют.

Но если они не хотят получить пожизненный тюремный срок, как панамский диктатор Норьега, то у Мадуро и его военных соучастников еще остается шанс загрузить в самолет все доллары и золотые слитки, накопленные ими за все эти годы, и отбыть на Кубу. И уже из Гаваны разоблачать “международный империализм”, “уничтоживший боливарианскую революцию”.

http://gazeta.zn.ua/international/venesuela-na-grani-grazhdanskoy-voyny-246321_.html

Advertisements
Опубліковано у Uncategorized | Теґи: , , , , , , , , , . | Додати в закладки: постійне посилання на публікацію.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s