Афганское поле для игр Кремля

«Зеркало недели. Украина»  №44, 17 ноября 2018

Виктор Каспрук

Москва пытается перехватить инициативу у Вашингтона относительно урегулирования ситуации в Афганистане. 

В Кремле решили пойти на беспрецедентный шаг, поручив министру иностранных дел провести публичные переговоры с представителями запрещенной в Российской Федерации террористической организации “Талибан”.

Россия, проводя межафганские консультации с участием “Талибана”, применяет “гибридную дипломатию”, таким образом, фактически, легитимизируя талибов и признавая их переговороспособными наравне с законным афганским руководством. И все это происходит на фоне того, что сам “Талибан” не признает правительство Афганистана законным.

Министерство иностранных дел России заявило, что представители Афганистана, Индии, Ирана, Казахстана, Кыргызстана, Китая, Пакистана, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана и США были приглашены на встречу в московском “Президент-Отеле”.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров подчеркнул: “Мы приветствуем присутствующие здесь делегации Высшего совета мира Афганистана и движения талибов. Их участие в сегодняшнем мероприятии призвано стать важным вкладом в формирование благоприятных условий для начала прямых переговоров между правительством, движением талибов и представителями широких общественно-политических кругов страны”.

Похоже на то, что Россия пытается договориться с террористами, чтобы если не взять их под свой контроль, то хотя бы попытаться негласно координировать их действия. Переводя этим ситуацию в Афганистане в нужное для себя русло.

Не исключено, что Москва таким образом готовит смену режима в Афганистане и хочет изменить ситуацию там таким образом, чтобы привести к власти своих марионеток, как это уже было после военного вторжения СССР в 1979 году.

Помимо всего прочего, эта встреча российского министра иностранных дел с вождями исламской террористической организации “Талибан” продемонстрировала, что у путинской власти нет никаких моральных ограничений. Поскольку если в Москву официально приглашают международных террористов, чего еще можно ждать в будущем от кремлевских насильников?

И хотя Сергей Лавров призвал не использовать Афганистан как “поле для игр в геополитике”, именно такой целью на самом деле руководствуется Москва, стремясь закрепить свое влияние в этой стране и взбудоражить там еще большие политические страсти, тайно дав на это свое согласие “Талибану”.

Но кремлевские намерения вызывают скептицизм у афганского руководства. Ведь такой “саммит мира” не способен превратиться в устойчивый процесс, возглавляемый Москвой. В этом смысле позиция Кабула и Вашингтона остается неизменной: мирные переговоры должны вестись самими афганцами.

Позицию американцев в этом вопросе четко определил заместитель представителя Государственного департамента США Роберт Палладино: “Соединенные Штаты считают, что все страны должны поддерживать прямой диалог между правительством Афганистана и талибами, чтобы положить конец войне. Но ни одно правительство, включительно с Россией, не может заменить афганское правительство на прямых переговорах с талибами”.

Эта позиция США не стыкуется с позицией “Талибана”, который выступает против переговоров с Кабулом, вместо этого настаивая на переговорах с Соединенными Штатами, поскольку талибы уверены: афганское правительство является марионеткой Вашингтона. Представитель талибов Забиулла Муджахид заявил, что их доверенные лица в Москве не будут проводить “никаких переговоров с Высшим советом мира Афганистана”. Как считают в “Талибане”, эта конференция “не касается переговоров с какой-либо конкретной стороной”, а направлена на “всесторонние дискуссии о мирном урегулировании афганских неурядиц и прекращении американской оккупации”.

Сами же американцы не исключают, что поиск мирного процесса нужно осуществлять на всех направлениях. Так, в октябре посланец США на мирных переговорах в Афганистане Залмай Халилзад встречался с талибами в столице Катара Дохе. После этого представители “Талибана” заявили, что обе стороны “согласились продолжать такие встречи”.

О намерениях Америки найти ключ к решению афганского вопроса свидетельствует то, что Залмай Халилзад с 8 по 20 ноября осуществляет политическое турне в Афганистан, Пакистан, Объединенные Арабские Эмираты и Катар.

Тем временем происходит всплеск насилия со стороны “Талибана”, который различными путями получает российское оружие и пытается обращать в свою пользу столкновения интересов США и РФ вокруг Афганистана. Поэтому окончание этой прокси-войны на афганской территории, как представляется талибами, может быть приемлемым только в том случае, если после этого им удастся получить власть.

С другой стороны, Москва сегодня находится в таком геополитическом угаре, что после Украины и Сирии она вполне способна непосредственно втянуться в афганский конфликт. Забыв об уроках прошлого и об одной из причин распада СССР.

Хотя на открытое вмешательство в Афганистане Россию может спровоцировать и то, что США до сих пор не удалось переломить ситуацию в пользу законного правительства. Поэтому московская встреча сигнализирует о возвращении России к дипломатическому авангарду в афганских делах. Ведь это впервые Москва пригласила своих исторических врагов, талибов. Однако ни США, ни афганское правительство не хотят, чтобы российская инициатива переросла в реальное позиционное преимущество, поскольку не желают, чтобы это разрушило их собственные усилия в переговорах о мире в Афганистане.

Тем временем возрастающее желание Российской Федерации больше втянуться в афганское противостояние можно объяснить и другими причинами. Кремль пугает распространение исламского фундаментализма на российские территории. Поскольку центральноазиатские государства, бывшие когда-то были советскими республиками, не очень стабильны и до сих пор не смогли найти жизнеспособную идеологию, которая в состоянии противостоять влияниям радикальных мусульман, в России боятся распространения оттуда на автономные республики Кавказа исламистских влияний.

Вследствие российского завоевания в ХІХ веке и таджикской гражданской войны, вспыхнувшей в начале 1990-х годов, многие таджики эмигрировали в Афганистан. Теперь таджики составляют более 25% населения Афганистана, а горы Памира являются потенциальным источником фундаментализма. Поэтому в России усматривают угрозу проникновения на ее территорию исламского фундаментализма через страны Центральной Азии. Москва не хочет, чтобы исламистские движения достигли таких потенциально уязвимых точек, как Чечня, Татарстан, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Калмыкия или Карачаево-Черкесия.

В России многочисленное мусульманское население, и ее южная граница — длинная дуга из мусульманских стран. От стабильной ситуации в Афганистане в значительной степени будет зависеть, примут ли эти государства модели умеренных исламских республик, или присоединятся к странам, исповедующим радикальный джихад, склонный экспортировать свою радикальную версию ислама.

Однако для США борьба за Афганистан имеет абсолютно другие измерения. Они рассматривают стабилизацию ситуации там сквозь призму того, в какой степени пакистанская разведка ISI сможет влиять на талибов и руководить ими. ISI уже давно пытается манипулировать афганской политикой, а также противостоять усилиям Индии, направленным на налаживание отношений с Кабулом.

Однако талибы потому и хотят прямых переговоров с США, что желают вывода американских войск из Афганистана. После чего они смогли бы взять под свой контроль правительство, спецслужбы, полицию и армию, которых обучали американцы. То есть “Талибан” готов договариваться о капитуляции афганского правительства, и ни о чем другом.

Другим важным фактором стратегической заинтересованности США в их присутствии в Афганистане является наличие базы для гарантирования безопасности ядерного оружия Пакистана. Присутствие Америки во многих странах мира объясняется созданием плацдарма, с которого она была бы способна влиять на события в регионе.

Если же говорить о стратегической заинтересованности США Афганистаном в исторической перспективе, то в последние десятилетия она заключалась, во-первых, в ограничении советского экспансионизма, во-вторых, в уничтожении учебных баз моджахедов, которые потенциально способны совершать террористические нападения на территории Америки. Третья цель заключалась в том, чтобы помочь афганскому народу развивать самоуправление и жизнеспособные институты политики и безопасности. В американских дальновидных интересах существует сильный, независимый Афганистан, свободный от авторитарности “Талибана” и насилия.

Если говорить о каких-либо геополитических инициативах Москвы, то не следует забывать, что ныне Россия — это страна третьего мира с ядерным оружием, как и Пакистан. Поскольку мексиканское песо стоит больше, чем российский рубль.

В своих мечтах Москва находится в центре мирового внимания и превращается в сверхдержаву. Но если в Кремле и в дальнейшем будут проявлять несговорчивость в отношении Украины и Сирии, то, скорее всего, Россия станет не новым СССР, а новой Венесуэлой. С галопирующей инфляцией и глубоким экономическим и социальным кризисом, который драматическим образом будет уничтожать ее будущее.

Поэтому самовтягивание России, ставшей, в сущности, региональным государством, в “большую игру” в Афганистане спустя почти 30 лет со времени поражения там СССР, является эмоциональной ошибкой, которая способна обернуться для нее новыми неудачами и потерями.

https://zn.ua/international/afganskoe-pole-dlya-igr-kremlya-300460_.html

 

Опубліковано у Uncategorized | Теґи: , , , , , , , , . | Додати в закладки: постійне посилання на публікацію.

Напишіть відгук

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s